leka_zz (leka_zz) wrote,
leka_zz
leka_zz

Categories:

Жара

Жара

То ли листья сухие шуршат, то ли дождь, наконец, пролился. Дед, кряхтя, выглянул в окно своей покосившейся лавки. Нет, листья. Растения высохли, трава выжжена, желтая земля, бледное небо и без устали палящее солнце.

Деда зовут Ваня. Ему сто лет в обед, он сидит в своей лавке и починяет туфли. Туфли на починку носят все меньше, а в основном стоптанные башмаки да шлепанцы прошитые-перешитые заскрузлой рукой дед Вани.

У деда Вани все померли. Жена, детки Санечка и Валечка, собака Шустра, пес Валет, кошак подворотный и даже ежик безымянный – все сдохли по этой страшной жаре, иссушившей землю, лавку и деда Ваню.

Иногда ночами погромыхивает в чернющем небе да клокочет где-то там на том свете. Поселок ждет дождя, а его все нет, и не родится кукуруза, пшеница и картофель.

Мимо ковыляет старая Машка.

- Сидишь?
- Сижу.
- Шо ж ты там теперь чинишь? Народу ни души.
- Мы с тобой, Машуня, живем ведь. Авось еще кто остался.
- Остался, где там. Сын не езжает третий год.
- Иди себе, Маш, не мешай человеку работу делать.
- Гляди ты! Работает он! Покажи, шо ж ты там работаешь-то?

Дед Ваня смиренно протягивает через окошко ботинок и для наглядности постукивает по нему молотком.

- Вишь?
- Вижу.
- Молодец.
- Ну тя старого.

Дед Ваня кивает Маше и провожает ее взглядом.

И вдруг пришла девушка. Девушки в поселке редкость. Молодежь подалась на учебу-работу в областной центр, остались замужние лет по 40, дети малые да старики.
Девушка ладная, кареглазая, волосы льняные, зубы большие, рот. Принесла черные туфли с бантиком, давно таких деду не носили.

- Сделаете?
- А что ж, доченька, не сделать. Не бревна таскать.
- Сколько возьмете?
- Десятку и авось.

Деда Ваня специально заломил цену – проверить, здешняя ли.

- Да помилуйте, за что ж такие деньги?! – вскинулась барышня.

Поторговались, сошлись на трех рублях и бидоне молока.

Потянулись часы жаркие, не продохнуть. Дед Ваня стучит молоточком, да сердце стучит быстрее, сильнее и глуше. Смерть? – удивился дед Ваня. Организм у него крепкий – потому и зажился на земле. А тут вдруг стучит-стучит молотком, а сердце йок, и молоток из рук валится, ищи его потом под стулом скрипучим.

Ночью не спалось. Старуха противная явилась во сне, пальцем погрозила. Старуху ту дед хорошо знал – жена то была его, с того света пожаловала. Дед встал, включил лампочку. Посидел на кровати, поводил рукой по груди – колотится бешено. Покряхтывая, встал, направился к окну, отворил форточку, чтобы воздух какой зашел. На дворе трескотня – кузнечики и всякая ночная живность разговаривает. Пошел в кухню, выпил воды, вернулся – а по комнате тварь носится, шуршит крыльями, скалится, о стены бьется, выхода ищет. Присмотрелся дед Ваня – летучая мышь. Зубы у нее какие… Бррр. Мышь поносилась по комнате да притихла на занавеске. Думал деда Ваня одеялом ее смахнуть да с порога выпустить. А она всполохнется, кинется на него и смотрит прямо в глаза, клыки выставив. Испугался дед Ваня не на шутку, заметался по комнате, стряхнул уродца и шмяк мышу газетой – чтобы не рыпалась. Тварь затихла, крыло болтается, другим пошевеливает. Смотрит внимательно, изучает. Дед Ваня в охапку ее полотенцем и скорее в форточку. Постоял, посмотрел в окно, свет погасил и заснул неспокойно со сновидениями разными до восхода солнца.

На другой день девушка пришла за туфлями. Смотрит дед Ваня – а у барышни глаз подбит, рука болтается на повязочке… И в глаза не смотрит. Отдал ей туфли, бидон молока и три рубля принял и скорее лавку закрывать – испугался старый.
Побежал домой, дьявольские три рубля закопал под кустиком, а молоко отдал Маше – пускай кормится.

Бормоча «ведьма-ведьма», дед Ваня заперся дома, окна закрыл наглухо - и давай молиться, хоть не поминал Господа бесчисленное количество лет. Молился-молился, молился-молился. Да и помер, дурак.

Лавку его разобрали и на ней порешили магазин строить. Но потом помозговали – зачем же поселку другой магазин, да и жарко, не до стройки. Так доски и остались лежать разобранные, их вскоре мальчишки растащили на поделки разные и в войнушку играть.

А девушка кареглазая, Катей зовется, собрала на скорую руку вещички, запаковала в торбу большую, отправилась в город прямиком на вокзал, купила билет до областного центра и уехала, никому ни слова не говоря, подальше от мужа своего алкоголика и убивца, мутузившего ее почем зря вот уже долгих несколько лет. И тогда пошел дождь.
Tags: проза
Subscribe

  • Ключи от крыши

    Ранним утречком я была в ЖЭКе №313. "Мне бы ключи от крыши..., - сказала я пробегавшей по коридору женщине с бюстом. - Стену утеплять". "Падажжите!",…

  • Лютая смерть Карла Ивановича Левенштама

    Карл Иванович Левенштам прожил спокойную, счастливую жизнь. Но на старости лет заболел. По какому поводу его разбила хандра и апатия. Жена Любочка…

  • Три звездочки

    Чистота мысли Висели два крючка. Из белой пластмассы. Однажды они висели совсем весело: болтали носами без умолку. "Какие крючки! - услышали они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments